Некоторые весьма серьёзные проблемы защиты по делам о дорожных происшествиях, или Особенности современного правосудия

Филиал №30
Московской областной коллегии адвокатов Адвокатской палаты Московской области

Наш адрес: 129128, Москва, Кадомцева пр. 15, оф. 4

+7 (499) 235-73-36
+7 (903) 723-04-81

Обратившись к нам, Вы получите
исчерпывающую консультацию и помощь.

Некоторые весьма серьёзные проблемы защиты по делам о дорожных происшествиях, или Особенности современного правосудия 

Водитель Петрова, управляя автомобилем во дворе дома, повернула направо и продолжила движение в прямолинейном направлении с незначительной скоростью, объезжая припаркованный рядом с поворотом дороги автомобиль, водитель которого вдруг совершенно неожиданно для нее на расстоянии около 3-х метров появилась на проезжей части.

Водитель Петрова, совершив наезд на пешехода при таких обстоятельствах, свою вину признала полностью, в содеянном раскаялась и была готова возместить причиненный ущерб и компенсировать потерпевшей моральный вред. При этом Петрова, находясь в стрессовом состоянии и спустя длительное время после дорожного происшествия, даже не интересовалась, а имела ли она вообще техническую возможность избежать наезда на пешехода путем выполнения требований п. 10.1 Правил движения.

Стрессовое состояние виновного водителя серьезно ухудшилось, когда пострадавшая сторона, интересы которой представлял адвокат - в прошлом весьма известный правдолюбец и беспощадный борец с коррупцией, заявила о необходимости возмещения ущерба на сумму 5 миллионов рублей,(почти 200 тысяч долларов США).

Такая сумма, по мнению потерпевших и их представителя, не была явно завышенной и обосновывалось тем, что потерпевшей был причинен вред здоровью средней тяжести, последняя перенесла исключительно тяжелую моральную травму, в салоне автомобиля находился ребенок (в машине виновной - тоже), и, наконец, самое главное, - потерпевшие собирались иметь второго ребенка, а в связи с перенесенным стрессом будущей матери, видимо, придется делать кесарево (на момент происшествия пострадавшая в состоянии беременности не находилась) сечение. Сумма иска также была обоснована тем, что потерпевшая ранее брала кредит, через 20 лет придется вставлять пластины, ее мать, имея какой-то бессрочный контракт, приехала в Россию помогать дочери и потеряла в связи с этим определенную сумму, и, наконец, деньги - это главное в жизни.

Виновница ДТП потеряла сон, аппетит, непонятно в кого превратилась и растерянно говорила лишь, что "все отталкивались от заявленной суммы в пять миллионов", и у нее "сложилось ощущение, что ситуация не просто стрессовая, а угрожающая". При этом в ее характеристике было написано, что она "в сложных ситуациях проявляет хладнокровие и решительность". Только в течение одного дня в связи с вызовом ее к следователю она звонила своему адвокату пять раз, ее муж, также доведенный до отчаяния, - шесть...

Она жалко пыталась оправдаться, однако следователь угрожающе говорил ей, что она, безусловно, виновата, дело пойдет в суд, где она понесет заслуженное наказание, а если не возместит ущерб, то "ей станет гораздо хуже, ей никто не поможет и он ей совсем не завидует". Как она пояснила, "кто как акценты расставляет, на то внимание и обращаешь", "или они не понимают, или я не могу им объяснить это".

Она рассказывала, что пыталась пояснить следователю некоторые технические параметры - скорость, время, расстояние, однако следователь заявлял ей, что "все это не имеет значения", когда ей сказали, что именно это имеет значение, она грустно ответила: "Но разве его убедишь!".

Наверное, этим и объясняются противоречия в ее же показаниях: у дознавателя - дверь открывающаяся, у следователя - дверь закрывающаяся. Она рассказывала, что на месте инспектор ДПС заявил ей буквально следующее: "Ну и д..., надо было сносить ее вместе с дверью".

Тем не менее, водитель обратила внимание, что в постановлении о назначении по делу судебно-медицинской экспертизы было написано, что она допустила столкновение с транспортным средством и наезд на пешехода, что действительности не соответствовало, в документах были исправления, на что следователь вновь сказал, что "это уже не прочитаешь и значения не имеет".

Единственное, что она потом, с помощью своего мужа, задумалась, а почему тяжесть содеянного ею в ходе следствия так ухудшилась? Кроме того, оказалось, что потерпевшая стояла на проезжей части возле двери своего автомобиля длительное время.

Показания виновницы были подтверждены свидетелем - непосредственным очевидцем происшествия, однако следователь, тоже весьма известная личность в правоохранительных кругах, заявил свидетелю защиты, что "Он не может так писать", на вопрос "Почему?" заявил свидетельнице: "Вы не могли ее видеть" и спросил: "Сколько времени - 1, 2 секунды она (потерпевшая) стояла?", затем предложил: "Давайте напишем: Не сразу, а некоторое время", потом: "Пострадавшая стояла на дороге и копалась в сумочке".

Что этим хотел доказать следователь? Наверное, объективно - вину Петровой...

Любыми средствами, в том числе незаконными и недозволенными...

Подобная бесстрашная заинтересованность следователя в исходе дела (его очевидный умысел на привлечение водителя к уголовной ответственности объяснялся, очевидно, не только обеспечением показателей служебной деятельности, но и необходимостью обеспечения исковых требований, заявленных потерпевшей стороной в будущем).

Муж водителя Петровой, в прошлом - бравый десант-ник, также доведенный до отчаяния, впоследствии излагая все эти обстоятельства, перепрыгивая с одного на другое, объяснил свое состояние так: "Мы же сумбурно разговариваем".

Петров пояснил далее, что во время обсуждения заявленных материальных требований он спросил у пострадавших: "Если она стояла, тем более, почему не отошла, что ей мешало?", на что получил ответ представителя потерпевшей - борца с коррупцией: "Виновница двигалась без включенных фар".

"Однако этого не может быть, так как в темное время суток фары автомобиля включаются автоматически с поворотом ключа в замке зажигания", - рассказал Петров.

Потом ему стали предлагать заключение договора по какой-то схеме "Взаимодавец и кредитор", что, с их убедительных слов, соответствует требованиям возмещения ущерба в рамках уголовного процесса. Петров предлагал им 500 тысяч рублей, однако потерпевшие от этой суммы отказались, посчитав ее оскорбительно незначительной.

Следователь в это время, предъявляя Петровой обвинение, пугал ее тюрьмой и заслуженным наказанием, прежде всего за то, что она "дает ложные показания и тем самым злобно мешает объективному правосудию и справедливому торжеству закона"...

У Петровой, между тем, как и у потерпевших, был не менее квалифицированный адвокат, которой муж Петровой пытался пояснить, что у него имеются сомнения и в достоверности определения степени тяжести вреда здоровью потерпевшей; наверное, там все-таки вред сред-ней тяжести, а не тяжкий. А это значит, что в действиях Петровой нет состава уголовного преступления, и дело полежит прекращению...

"Это надо проверить", - говорил Петров адвокату своей жены... Адвокат, сумма гонорара которой составляла 100.000 рублей (следствий) и 30.000 рублей (суд), его не слушала и говорила, что у нее есть очень хорошие связи в суде, и она там все решит... При этом она убеждала Петрову согласиться на особый порядок рассмотрения дела в суде, утверждая, что иначе будет хуже...

"Что решит? Что будет хуже?", - жалобно, с надеждой спрашивал Петров. И получал ответ - условную меру наказания. Петров жалко возражал: "Да кто ж ее посадит? По части первой статьи 264 УК РФ-то?" "Всякое бывает, - жестко говорили Петрову.- Наше правосудие непредсказуемо"...

"А что можно сделать сейчас?" - спрашивал Петров. - Ведь правду посадят!" И получил ответ. Вместе с адвокатом он поехал к независимым экспертам. Там ему предложили за 250 тысяч рублей (почти 10 тысяч долларов!) сделать комплексное психологическое трасологическое (?!) исследование с применением полиграфа, главный вопрос которого - "Водитель Петрова в момент наезда потерпевшую не видела, и ее показания в этой части являются достоверными". "Это главное, это, безусловно, поможет", - уверенно говорили "специалисты от правосудия", а точнее, вымогатели юстиции Петрову...

Наступило прозрение. Через три месяца Петров нашел нового защитника для своей жены.

Адвокат опросил свидетеля защиты, которая уже была раннее допрошена следователем в рамках уголовного дела. Свидетель пояснила следующее: "Я говорила следователю во время допроса, что "она не стояла там вообще", но затруднилась с ответом по времени, на что следователь сказал: "Раз Вы не можете сказать, сколько она стояла конкретно - 1,2, 3 секунды, напишу: "Некоторое время".

При этом следователь сказал мне, убеждая меня в правильности его мнения и доводов, что "потерпевшая утверждает, что она вышла, стояла некоторое время и "рылась" в сумочке".

Именно поэтому я подписала текст протокола своего допроса в редакции следователя.

Я утверждаю, что мои показания, зафиксированные следователем, не соответствуют объективным обстоятельствам происшествия, и настаиваю на своих сегодняшних пояснениях, которые готова подтвердить на следствии и в суде.

Поясняю, что я говорила следователю, что он неправильно записал мои показания, однако следователь в протоколе ничего исправлять не стал". Петровой между тем было предъявлено обвинение. В ходе допроса в качестве обвиняемой она пояснила, что с постановлением ознакомилась, свою вину не признает потому, что аварийная обстановка на дороге была создана действиями пешехода. Она пояснила технические данные происшествия (время, скорость, расстояние) и заявила, что все противоречия в своих пояснениях и показаниях она объясняет только своим стрессовым состоянием, конфликтностью ситуации, предъявлением ей потерпевшими завышенных материальных требовании в счет возмещения ущерба. Она пояснила, что в настоящее время она проходит курс лечения у врачей-специалистов, реабилитацию с целью улучшения своего психоэмоционального состояния. Адвокат направил следствию письменное ходатайство, в котором указал:

"Ранее защитником водителя Петровой было заявлено ходатайство "о необходимости установления существенных обстоятельств, имеющих важное значение для принятия законного решения по уголовному делу, в том числе провести автотехническую экспертизу", а также "о назначении по делу "комплексной медицинской психологической и инженерной экспертизы психофизиологического состояния водителя и пострадавшего".

На разрешение "комплексной медицинской психологической и инженерной экспертизы психофизиологического состояния водителя и пострадавшего" адвокатом были поставлены 11 вопросов, в том числе: "каков механизм развития ДТП от начальной до конечной фазы; имела ли водитель техническую возможность предотвратить ДТП в данный момент времени и до какого времени у нее была эта возможность; какие пункты ПДД нарушены Киреевой и Осиповой (так в тексте) и существовали ли причинная связь между этими нарушениями и фактом совершения ДТП; была ли возможность у Киреевой и пострадавшей Осиповой (так в тексте, очевидно, что фамилия потерпевшей была указана неправильно) предотвратить ДТП с учетом погодных условий; имело ли место нарушение потерпевшей Осиповой в момент ДТП Правил дорожного движения, и другие вопросы, не менее важные. В дальнейшем эта Экспертиза названа комплексной и только.

Прошу следствие письменно сообщить результаты рассмотрения заявленного ходатайства в этой части. 

Там же указано, что "постановление о привлечении Киреевой в качестве подозреваемой не содержит указания, нарушение каких конкретно пунктов Правил..." и далее по тексту.

Прошу следствие письменно сообщить, что это такое, и предоставить этот процессуальный документ для ознакомления.

В материалах дела имеются подчистки и исправления, в связи с чем прошу назначить по делу в установленном порядке экспертизу технического исследования документов.

В связи с наличием существенных противоречий в показаниях водителя и пешехода прошу принять исчерпывающие меры к установлению очевидцев происшествия и их допросу в ходе досудебного производства.

В дальнейшем ходе расследования с целью проверки экспертным путем доводов участников ДТП прошу на-значить по настоящему делу автотехническую экспертизу, после чего принять по делу законное и обоснованное решение".

Надо сказать, что ходатайство защитника Петровой, от которого она справедливо отказалась, было абсолютно неграмотным, юридически несостоятельным и даже вредным и опасным для ее клиента. Экспертизы такой в природе нет, вопросы в такой редакции экспертам не ставятся, такого процессуального документа как "постановление о привлечении в качестве подозреваемой" так-же не существует и т.д. Наверное, поэтому такой адвокат и убеждал Петрову пойти на особый порядок, когда дело по существу не рассматривается судом... Именно поэтому Петрова и Задумалась, а зачем ей такой адвокат, с кем и для чего он там будет договариваться. К со-жалению, есть категория таких "профессионалов", которые считают своих клиентов совсем уж за идиотов и по-этому так успешно ими манипулируют, а по-простому - запугивают. Нельзя же так, товарищи... Тем более, что следователь, узнав о направленном ему ходатайстве, удивленно пояснил, что он ничего не получал и о таком "умном" ходатайстве вообще слышит впервые...

Адвокатом также было представлено следствию письменно заключение эксперта-автотехника в качестве специалиста, полученное защитой и свидетельствовавшее о невиновности водителя.

Как были рассмотрены ходатайства защиты? Направлялось ли это дело в суд? Какая мера наказания? На каких договоренностях, если они были? И, наконец, самое главное, какова сумма заявленных исковых требований и каково судебное решение в этой части? Продолжение следует...

Имеются ли у читателей такие или подобные им при-меры? И каково противоядие подобному наглому вымогательству, которому со всех сторон были подвергнуты умные и образованные Петровы, но, к сожалению, дилетанты в умелых руках дельцов и мошенников от правосудия?

История о том, как зарабатываются деньги...

Студент-пятикурсник совершил наезд на пешехода. Обстоятельства происшествия объективно свидетельствовали о невиновности водителя, однако следователь дал ему визитку адвоката, к которому пошла мать виновника. Как она потом рассказала, два адвоката вместе

весьма аргументировано убеждали ее в серьезности ситуации, тяжести последствий, неминуемого суда, сурового наказания и гражданского иска на серьезную сумму и даже серьезном физическом воздействии со стороны потерпевших, но они "все решат, и никаких проблем не будет". Перестарались защитники, так как мать студента подумала: "если так все серьезно, как же они все решат?", поэтому она поняла, что у нее умышленно создают впечатление полной безысходности и преувеличенных возможностей защиты, а если по-простому, то вымогают деньги. Мудрая женщина поняла, что ее, как она потом возмущенно рассказывала, просто "разводят". Она обратилась к другому адвокату, своему знакомому, который порекомендовал ей своего коллегу. Уже потом на вопрос защитника следователь пояснил, что он таким образом "обеспечивает право на защиту" подозреваемого. В уголовном деле, тем не менее, оказалось далеко не так все столь плачевно. Водитель был невиновен. Техническая причина дорожного происшествия была обусловлена действиями пешехода

Все это происходит весной 2012 года. Таковы особенности современного российского правосудия...

 


Наши услуги:
Возмещение ущерба
Ведение гражданских дел по искам страховых компаний - что делать, если страховая не платит?
Помощь в возврате водительских прав - поможем вернуть права после лишения!
Уготовные дела по ДТП - защита обвиняемого по уголовным делам, связанными с дорожно-транспортными происшествиями

Статьи

О принципах современного судопроизводства и существующей судебной практике

Подробнее...

Издание книги ПРОБЛЕМЫ ЗАКОННОСТИ И СПРАВЕДЛИВОСТИ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ РОССИИ

Подробнее...

Установление виновности и доказывание обстоятельств дорожно-транспортного происшествия

Подробнее...

Определение момента возникновения опасности при доказывании обстоятельств дорожно-транспортного происшествия

Подробнее...

Решение окончательное и обжалованию не подлежит. Часть вторая.

Подробнее...

Новости

Когда вызывать ГИБДД в случае аварии?

Подробнее...
Яндекс.Метрика

Наш адрес: 129128, Москва,
Кадомцева пр. 15, оф. 4

Как нас найти

www.adv30.ru - Сайт Филиала №30

© 2015 “Филиал №30 МОКА АП МО”
© Ярошик О.Д.

+7 (499) 235-73-36
+7 (903) 723-04-81