Филиал №30
Московской областной коллегии адвокатов Адвокатской палаты Московской области

Наш адрес: 129128, Москва, Кадомцева пр. 15, оф. 4

+7 (499) 235-73-36
+7 (903) 723-04-81

Обратившись к нам, Вы получите
исчерпывающую консультацию и помощь.

          Серьезные проблемы, связанные с  рассмотрением материалов и расследованием  уголовных дел о дорожно-транспортных происшествиях                                                    

В  Тверской  районный суд  Москвы

                                                  ----------------------------------------------------------------- 

                              Заявитель:  адвокат  филиала  №30  МОКА  АП МО

                                                  Ярошик О.Д.

                                                  (129128, Москва, Кадомцева пр-д,15, оф.4)

                                                  в интересах  граждан, представителей потерпевших

                                                  по делам о дорожно-транспортных происшествиях:

                                                  ф.и.о. заявителей

 

      Заинтересованные лица:   Министр внутренних дел Российской Федерации,

                                                              119049, Москва,  ул. Житная, 16.                                                               

                                                               Начальник Следственного департамента МВД РФ

                                                               (начальник отдела Следственного департамента)

                                                   125009, Москва, Газетный пер.,6.

                                                  

                                                    ф.и.о., домашние адреса заявителей

                                           

Ж А Л О Б А   на бездействие Министра внутренних дел РФ

в порядке ст.125 УПК РФ                             

В  следственной практике органов внутренних дел в течение длительного периода времени  существуют весьма серьезные проблемы, связанные с  рассмотрением материалов и расследованием  уголовных дел о дорожно-транспортных происшествиях. Эти проблемы и сегодняшние особенности  рассмотрения материалов, проведения проверок и расследования уголовных дел о дорожных происшествиях  существенно нарушают права и законные интересы граждан, подрывают веру в правосудие и справедливое применение закона.

Эти же проблемы вызывают обоснованное недовольство, справедливые упреки  и мотивированные  жалобы  граждан  и  обращения в адрес Министра внутренних дел Российской Федерации.

Так, обращения Министру внутренних дел были направлены  28 октября 2014 года на 2-х листах,  22 января  2015 года на 1-м листе с приложениями,  16 марта 2015 года на 3-х листах с приложениями, 30 марта 2015 года на 8-ми листах, а также: обращение в интересах потерпевшей Стрюковой (представитель - Букетова А.В.) с приложениями от 25 января 2015 года  и  3 обращения (в следственный департамент МВД  РФ и ГСУ УМВД Москвы) в интересах потерпевшего Мишутина А.Н. (представитель – Константиновская Т.В.) в ноябре, декабре 2013 года и январе 2014 года, всего -  8  мотивированных обращений.

Обращалось внимание на системные нарушения в практике следственных подразделений органов внутренних дел, а именно:

1.Не возбуждение  уголовного  дела  при наличии  законных  и очевидных  к тому оснований; 

2.Проведение доследственной проверки в порядке ст.ст.144-145 УПК РФ при наличии безусловных  оснований к возбуждению уголовного дела.

3.Непризнание граждан представителями  потерпевших  и  гражданскими истцами, что, оказывается, законом не предусмотрено. 

Непризнание гражданина представителем  потерпевшего и гражданским истцом лишает его возможности правовой защиты гарантируемых Конституцией РФ прав и свобод человека и гражданина, что вытекает из фактического положения этого лица, как нуждающегося в обеспечении соответствующего права (Постановление ВС РФ от 10.02.2009 г. №1 «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»);

4.Проведение проверок вне рамок уголовных дел в интересах виновных лиц;

5.Вынесение и последующая отмена на протяжении многих месяцев необоснованных процессуальных решений - отказов в возбуждении уголовного дела по не предусмотренным законом основаниям (систематические отказы, по надуманным основаниям в возбуждении уголовного дела)

Вынесение на протяжении многих месяцев и даже лет систематических необоснованных процессуальных решений - отказов в возбуждении уголовного дела по надуманным и не предусмотренным законом основаниям грубо нарушает право граждан  на защиту

Например,  в  постановлениях об  отмене  постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела  начальник  СО,  вновь  ссылаясь на требования  п.2 ч.1 статьи  39  и  статьи 148 УПК,  указывает что решение принято преждевременно, так как «проверка проведена не в полном объеме; по материалу  на этот раз  необходимо приобщить заключение автотехнической экспертизы, после чего принять законное и обоснованное решение». Такое же произошло и в судебном заседании. Выяснилось, что в материале проверки имеется очередное постановление начальника СО об отмене постановления следователя   (документы эти не пронумерованы).

При этом начальник следствия утверждала в суде о необходимости  «полноты расследования» (?), и о том, что у представителя Деминой  «свое прочтение УПК» (?). Но если Григорьева  «проверяет материалы уголовного дела, отменяет незаконные или необоснованные постановления следователя  (п.2 ч.1 статьи  39 УПК),  почему она же допускает систематическое вынесение необоснованных постановлений?;

6.Лишение заинтересованных лиц как  участников  процесса  возможности реализовать связанные с назначением экспертиз и вытекающие из конституционных принципов состязательности  их законных  прав, закрепленных  статьей  198  УПК РФ («ознакомление с постановлением о назначении экспертиз законом не предусмотрено, а уголовное дело не возбуждается, потому что нет оснований»);

7.Отсутствие своевременных ответов либо ответов вообще на заявленные  ходатайства, жалобы и заявления  и  официального  реагирования; 

8.Наличие  противоречивых, непоследовательных, а потому - сомнительных, и даже не соответствующих закону официальных ответов  должностных лиц;

9.Препятствия в признании в судебном порядке вынесенных постановлений незаконными и необоснованными, что проявляется в отмене постановления начальником следствия сразу после того, как заявитель обратился в суд с жалобой в порядке ст.125 УПК («нет предмета рассмотрения»). Так, Ленинский районный суд Тульской области оставил поданную в порядке ст.125 УПК РФ жалобу Деминой Л.В. без удовлетворения  потому, что  начальник СО, заинтересованное лицо по жалобе, представила в суд постановление об отмене последнего постановления следователя об отказе в возбуждении уголовного дела и заявила, что таким образом, доводы заявителя являются  необоснованными. Однако это не так лишь потому, что начальник СО, отменяя постановление подчиненного  следователя, фактически признала жалобу Деминой и подтвердила  обоснованность ее жалобы  и незаконность  как  своих действий и решений, так  и  действий  подчиненных  следователей;

10.Отсутствие разумных, обоснованных, исчерпывающих и мотивированных разъяснений по поводу такого «расследования»  и  «проверки» со стороны должностных лиц;

11.Упрощенное изложение или простое перечисление имеющихся доказательств   (следственных  (или проверочных?) действий) в очередном и окончательном  постановлениях  об отказе в возбуждении уголовного дела;

12.Неправильная, неверная, не соответствующая обстоятельствам дела  и даже Правилам дорожного движения РФ взаимоисключающая правовая оценка и квалификация действий водителей ТС.

 Так, постановления об отказе в возбуждении уголовного дела от 26 февраля 2015 г., окончательное – от 19 апреля 2015 года  в отношении Демина являются незаконными и необоснованными  по следующим основаниям:

1.Описательная часть постановления без всяких на то оснований и имеющихся доказательств содержит выводы о виновности  водителя Демина в нарушении  п.п. 1.3, 1.5, 8.1, 10.1, 13.9  Правил дорожного движения РФ.

2.В описательной части постановления в обоснование  виновности Демина приведены требования п.10.1 Правил движения, которые в данной ДТС вообще не применимы  для  этого  водителя. Это какое-то новое слово в следственной практике, потому что пункт 10.1 Правил применим к тому, кто едет по главной дороге, а не к тому, кто выезжает на нее, в связи с чем прошу  дать команду  подчиненному следователю изучить  ПДД РФ  и  разъяснения по их применению.

3.В описательной  части  постановления  также в обоснование вывода  о виновности Демина  необоснованно приведены требования п.13.9 Правил движения, в то время как водитель Демин  закончил маневр выезда  с прилегающей территории, а место столкновения ТС находится на встречной для другого водителя полосе движения.

4.В описательной  части  постановления  также в обоснование вывода  о виновности Демина  необоснованно приведены требования п.8.1 Правил движения, в то время как можно  рассматривать применительно к Демину требования п.8.3 Правил.

5.В описательной  части  постановления  также в обоснование вывода о виновности Демина  приведены требования п.п. 1.3 и 1.5 Правил движения, которые носят общий характер.

Таким образом,  абсолютно все указанные следствием пункты Правил движения являются необоснованными. Как все это объяснить - незнание, недомыслие, халатность или прямое укрывательство  преступления  в  надежде на то, что  это  просто так  сойдет? Кроме того, описательная часть постановления  не соответствует и опровергается доказательственной  частью, а именно: в пункте 16 указано, что «автомобиль  «Деу» выехал с прилегающей территории». Это значит, что речь  не  может идти  о нарушении  требований пункта 13.9 Правил движения, на который ссылается следователь. Кроме того, в описательной  части постановления неправильно изложены действия водителя Демина, которые опровергаются не только объективными данными осмотра места происшествия, но  даже объяснениями  другого водителя, заинтересованного в ходе и исходе настоящего дела; нарушен порядок и последовательность действий водителя Демина перед столкновением ТС: «возобновил движение через перекресток», потом:  «не принял мер к снижению скорости, затем: «двигаясь по второстепенной дороге»  и, наконец,  «выехал на перекресток, преступно надеясь, то успеет пересечь его». Следующее, очередное постановление следствия также не выдерживает никакой критики. 23 марта  2015 г. принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела  в  отношении обоих водителей «по основанию, предусмотренному  п.2 ч.1 ст. 24 УПК РФ» (отсутствии в деянии состава  преступления), что вызывает недоумение. Изложены те же пункты Правил дорожного движения, те же действия водителя Демина и т.д.

13.Отсутствие какой-либо проверки и оценки экспертным доводам потерпевших с технической точки зрения;

14.Отсутствие какой-либо  правовой (юридической) оценки экспертным доводам  потерпевших и их защиты;

15.Поспешное, торопливое, без выяснения всех обстоятельств принятие решения об отказе в возбуждении уголовного дела (например, отказ в возбуждении уголовного дела о ДТП с гибелью водителя Мишутина А.Н., представитель - Константиновская Т.В.);

16.Грубые нарушения, допущенные сотрудниками  ДПС   при осмотре места происшествия требований  статьи 24.1 КоАП РФ  и  пункта 214 Административного регламента, утвержденного  Приказом МВД РФ №185 от 2.03.2009 года,  не  принятие никаких мер к установлению  очевидцев   и   места  столкновения ТС (наезда  на  пешехода), отсутствие координат места наезда, фиксации   следов  на месте происшествия,  привязки  имевшихся следов к стационарным объектам (например, наезд на пешехода Стрюкову, представитель потерпевшей  - Букетова А.В.);

17.Необъяснимое систематическое невыполнение и безнаказанное саботирование даже письменных указаний  своего же руководства (например, письменных указаний  ГСУ ГУМВД России по Москве,  столкновение с гибелью водителя Мишутина, представитель потерпевшей - Константиновская Т.В.; наезд на несовершеннолетнего пешехода Куликова, представитель - Куликова Н.Ю.);

18.Невыполнение  даже действующих письменных указаний МВД РФ  в части  обязательного проведения следственных экспериментов либо проведения осмотров следственной группой, а  не  сотрудниками ДПС;

19.Собирание заведомо недопустимых доказательств вне рамок уголовного дела в нарушение требований УПК.

Так, проведение следственного эксперимента, оформленного как дополнительный осмотр места происшествия с участием  другого водителя  является заведомо незаконным. Получение доказательств и предоставление их  в дальнейшем  в качестве  исходных данных  эксперту-автотехнику для проведения САТЭ  может быть осуществлено лишь в соответствии с требованиями УПК и совсем не по правилам ст.ст. 176, 177 УПК РФ. В то время как эти данные в качествен исходных  с целью последующего назначения САТЭ  должны быть получены в ходе следственного эксперимента  в соответствии  с требованиями  статьи 181 УПК РФ  и оформленного соответствующим протоколом;

20.Предоставление экспертам-автотехникам данных, взятых из таблицы «Скорости движения пешеходов по данным, полученным Ленинградской лабораторией НИЛСЭ» 1966 г., которые не точны и устарели, как изложено в Указании МВД РФ №1/8273 от 23.12.2004 г. «О мерах по совершенствованию организации раскрытия и расследования ДТП»; 

21.Невыполнение п.2.9. Указания  МВД  в части принятия мер к качественной подготовке и назначению АТЭ путем обязательного проведения следственных экспериментов, исключения случаев использования следователями таблиц  «Скорости движения пешеходов по данным, полученным Ленинградской лабораторией НИЛСЭ»;

22.Невыполнение Указания  МВД РФ  №17/3-1071 от 03.02.2005 г.  «О некоторых вопросах применения указания  МВД России  №1/8273  «О мерах по совершенствованию организации раскрытия и расследования ДТП», согласно которому  требование п.2.9 указания об обязательном проведении следственных экспериментов относится только к случаям назначения судебных АТЭ,  на разрешение которых поставлены вопросы по определению технической возможности  для водителя ТС не допустить совершения ДТП, в том числе избежать наезда на пешехода.

Как показывает практика, некоторые  следователи вообще  даже не осведомлены о таких указаниях своего Министерства и в обоснование своих  незаконных  решений предъявляют таблицу 1966 года  как  руководство  к  действию;

23.Осуществление таким образом заведомо неправильной экспертной проверки обстоятельств ДТП,  и  получение при таких обстоятельствах заключения эксперта, являющимся   недопустим доказательством;

24.Получение недопустимых данных в ходе незаконных, вне рамок уголовного дела  так называемых «дополнительных осмотров»  места совершения ДТП;

25.Предоставление  таких данных в качестве исходных  экспертам-автотехникам  для проведения САТЭ; 

26.Нзначение  АТЭ  по недопустимым исходным данным в ходе доследственной проверки вне рамок уголовного дела. При этом заявитель как  участник процесса  лишен  возможности реализовать связанные с назначением экспертиз и вытекающие из конституционных принципов состязательности  свои  права, закрепленные  статьей  198  УПК. Что написал следователь в своем постановлении, какие исходные  данные он представил эксперту, как он получил эти исходные данные, какие вопросы поставил на разрешение, ни заявителям, ни  их представителю в ходе проверки  неизвестны; 

27.Предоставление экспертам иных исходных данных  «по субъективному усмотрению» должностного лица (следователя и его начальника), что предопределяет  экспертные выводы; 

28.Назначение и проведение АТЭ по так называемым «двум вариантам», с представлением эксперту вновь непонятно как полученных исходных данных, либо же «по усмотрению следователя» (наезд на несовершеннолетнего пешехода Куликова, представитель - Куликова Н.Ю. , уголовное дело в отношении Емелянцевой К.Э);

29.Проведение АТЭ  экспертами экспертно-криминалистических подразделений системы МВД с нарушением  Методических правил и требований;  

30.Вопиющая волокита и упрощенчество в расследовании, невыполнение требований, являющихся обязательными в следственной практике;

31.Отсутствие проверки достоверности показаний и возможной заинтересованности свидетелей в исходе дела в интересах виновного лица («данное мероприятие возможно только в рамках  возбужденного  уголовного дела, на что в настоящее время у следствия нет оснований» (наезд  на  Стрюкову, представитель - Букетова А.В.);

32.Некоторые серьезные несоответствия, изложенные в заведомо незаконных  постановлениях  об  отказе  в  возбуждении уголовного дела. Так, имеющийся в материале проверки  текст постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, вынесенного  следователем  и  датированного  26 мая 2014 года, не соответствует  тому постановлению, которое было получено Деминой; ответа и законного реагирования на эти доводы Деминой и ее защиты нет по настоящее время; заявления в этой части оставлены без внимания, надлежащего законного разрешения  и официального ответа;

33.Нарушения права на защиту, препятствия в осуществлении правосудия, выражающие в не предоставлении копий документов: постановлений об отказе в возбуждении  уголовного дела и уведомлений о вынесенных постановлениях об отказе; постановлений о назначении экспертиз;  заключений проведенных экспертиз;

34.Недопустимое психологическое воздействие, например, на потерпевшую Демину Л.В., о чем свидетельствует  заявление Деминой, согласно которого начальник следственного отдела заявила ей, что  «другой участник  ДТП может обратиться к ней с иском». С каким еще иском? Или уже  начальником СО установлена вина водителя Демина? И почему именно это заявила  начальник следствия настойчивой Деминой? Именно после того, как  последняя обратилась в суд с жалобой, надеясь на правосудие?

35.Отсутствие ответов на жалобы и заявления потерпевших  и их представителя, либо предоставление немотивированных и необоснованных официальных ответов и правовая оценка доводам заявителя  заинтересованным лицом  - начальником следственного отдела, который не может дать правовую оценку следующим доводам заявителя, например,  Деминой Л.В., а именно: доводов  в части  бездействия  следствия  и  вынесении им систематических незаконных отказов в возбуждении уголовного дела; а  также  доводов в части фальсификации процессуального решения. Доводы  начальника СО также не могут быть приняты во внимание и потому, что следователь, вновь отказав в возбуждении дела,  заявила о проведении  «следственного эксперимента», оформленного как дополнительный осмотр места происшествия с участием водителя,   вне  рамок уголовного дела,   лишь  весной 2015 года, поэтому и возникает вопрос, а что мешало отменить постановление следователя  до первого обращения Деминой   в   суд  с жалобой в порядке ст.125 УПК РФ? Таким образом, отмена начальником следствия постановления следователя  свидетельствует о ее стремлении уйти от ответственности за действия и бездействие, мотивированно изложенные по существу  в  первой  жалобе Деминой;

36.Проведение, таким образом, проверок в порядке ст.ст. 144-145 УПК РФ исключительно в интересах виновных лиц  и  фактическое укрывательство преступлений.

Участники  процесса, а все они являются потерпевшими, справедливо утверждают, что при таких  особенностях  сегодняшнего следственного производства  по делам  о  дорожных происшествиях, которое проигрывает даже упрощенному административному, не может быть  и речи о конституционных ценностях демократического государства.                                                                     

Официальные ответы Следственного департамента МВД РФ от 6 марта  и 23 апреля 2015 года на эти обращения являются формальными, даны не  по существу  доводов многочисленных обращений, которые фактически  не  рассмотрены. 

Доводы в этой части мотивировано изложены в повторном обращении в адрес  МВД   РФ  от  10 июня 2015 года, а также в других  документах защиты.

Иные проблемы, на которые обращается  внимание суда:

1.По делам о дорожных происшествиях имеет  значение получение технических данных, которые  затем предоставляются эксперту-автотехнику  в качеств исходных.

Из  официального ответа  заместителя начальника СУ УМВД Тульской области Е.И.Недашковского следует, что «данные, необходимые эксперту для разрешения поставленных вопросов, были получены в ходе осмотра места происшествия и дополнительного осмотра места происшествия, при этом проведены дополнительные замеры  с привлечением статического транспортного средства». Разве руководство СУ УМВД не знает, что все эти данные могут быть получены и представлены эксперту в качестве исходных  лишь в ходе следственного эксперимента в рамках возбужденного уголовного дела?

А потом начальник отдела Следственного департамента МВД РФ Крупко В.Л. пишет, что «нарушений требований уголовно-процессуального законодательства в ходе проведения доследственной проверки не установлено». В ответе от 23 апреля 2015 года указано, что в Следственном департаменте МВД России рассмотрено обращение о проведении ненадлежащей, по мнению заявителя, доследственной проверке и необоснованном отказе в возбуждении уголовного дела по факту ДТП  с участием водителей Демина и Собенникова; сообщается, что  принятое  процессуальное решение основано на выводах САТЭ,  а  также  результатах осмотра места происшествия; нарушений требований уголовно-процессуального законодательства в ходе проведения доследственной проверки не установлено; оснований для возбуждения уголовного дела не имеется, а приятое процессуальное решение заявитель вправе обжаловать в судебном порядке.

Иначе как формальной отпиской этот ответ назвать нельзя. «Нарушений требований уголовно-процессуального законодательства в ходе проведения доследственной проверки не установлено»? Или их никто почему-то не искал?   

Доводы заявителя исчерпывающим образом вновь изложены в  повторном заявлении в адрес прокурора Тульской области и начальника  СУ  УМВД  по Тульской области от  30 мая 2015 года  на  8-ми  листах с приложениями на 22-х листах.

Защита потерпевших просила МВД разъяснить, если же проведение таких осмотров с такими целями возможно, на основании чего, какой нормы закона  такое стало возможным? Ответ отсутствует.

2.Другая важная проблема, которая  влияет на выводы о виновности и принятие процессуального решения.

Как следует из письма  экс-председателя Совета судей РФ Ю.И.Сидоренко Генеральному директору Судебного департамента при ВС РФ  вопросы, связанные с проведением такого процессуального действия как судебная экспертиза, существенным образом влияют на деятельность судов по осуществлению правосудия, поскольку от этого зачастую зависит законность и обоснованность решения по конкретному делу.

По делам о дорожных происшествиях судебная автотехническая экспертиза, таким образом,  имеет определяющее значение для  выводов о виновности участников  ДТП  и принятия процессуального решения 

Серьезной проблемой сегодняшнего производства является лишение заявителей как  участников  процесса  возможности реализовать связанные с назначением экспертиз и вытекающие из конституционных принципов состязательности  их законных  прав, закрепленных  статьей  198  УПК РФ.

Заявитель вновь обращает внимание о праве заинтересованных лиц на ознакомление с постановлением о назначении автотехниеской экспертизы в рамках проверки сообщения о ДТП и нарушении прав потерпевших, предусмотренных ст.198 и 206 УПК. 

Как следует из полученного в этой части ответа начальника следственного отдела от 17.04.15 г. Демина не была признана потерпевшей, потому что не было возбуждено уголовное дело.                    

Граждане, участники процесса и заинтересованные лица,  «лишаются возможности реализовать связанные с назначением экспертизы вытекающие из конституционных принципов состязательности права¸ закрепленные ст.198 УПК РФ» (определение Конституционного Суда от 22 апреля 2014 года)? Возможно ли, что это определение КС РФ имеет отношение лишь к возбужденному уголовному делу? Тогда почему в данном случае не  возбуждается  это  уголовное дело при наличии к тому всех оснований?

 Как следует из ответа заместителя начальника СУ УМВД России по Тульской области Недашковского Е.И.  за №17/Д-3  от 8.04.15 г.  «на личном приеме Вам было разъяснено, что Вы вправе письменно ходатайствовать об ознакомлении с постановлениями о назначении судебных экспертиз и иными документами, содержащимися в материалах проверки». Когда, в какое время? После обращения в суд с жалобой в порядке ст.125 УПК? 

Если же  «проверочные действия, в том числе осмотр места происшествия,  назначение судебных экспертиз имеют такое же доказательственное значение, что и полученные при проведении предварительного следствия» (как следует из официального ответа), тогда почему же потерпевшие лишены возможности знакомиться с постановлениями о назначении САТЭ? Потому что опять нет уголовного дела, как следует из другого официального ответа? Тогда почему даже  дознаватели ГИБДД (инспектора по ИАЗ ОБ ДПС ГИБДД или ОГИБДД УМВД) своевременно  знакомят заинтересованных лиц  с постановлениями о назначении экспертиз в рамках Административного кодекса? И не делают из этого никакой тайны.

При этом почему при «единообразном» действии одного и того же Уголовно-процессуального закона на территории РФ, в рамках доследственной проверки  по основаниям ст.ст.144-145 УПК, в одних случаях проводится экспертиза, а в других - исследование, и даже комплексное, являющееся  достаточно сложным (проверка в отношении водителя Соболева о наезде на пешехода Стрюкову (УМВД Южного округа Москвы, представитель Букетова А.В.),  уголовное дело  в отношении водителя Емельянцевой  (там же).

Почему одни следователи в разных регионах знакомят заинтересованных лиц с постановлением, другие - нет? Чем они руководствуются. Опять своим усмотрением? 

7 апреля  2015 года потерпевшие Демины  находились на личном приеме у заместителя начальника Следственного управления УМВД по Тульской области, на что получили устный ответ, что «ознакомление с экспертизами - это на усмотрение следователя». Тогда почему, например, в Домодедовском районе Московской области следователь по материалу о ДТП с участием водителя Староверова   своевременно знакомит его представителя - мать  Староверова с постановлениями о назначении САТЭ и выдает ей копии этих документов под роспись?   У этого следователя тоже  «свое прочтение УПК»?  Или в разных областях России  УПК  и  его применение  разные?

В ответе  начальника отдела Следственного департамента от 6 марта 2015 года указано, что действующее уголовно-процессуальное законодательство не предусматривает право заинтересованных лиц на ознакомление с постановлением о назначении автотехнической экспертизы в рамках проверки сообщения о ДТП; вместе с тем, в соответствии с частью 2 статьи 24 Конституции и постановлением КС РФ от 18.02.2000 г. №3-П лица, чьи права и свободы затрагиваются решением об отказе в возбуждении уголовного дела, имеют право на ознакомление с материалами проверки, проведенной по сообщению о преступлении, на основании которых вынесено это решение.

Заявителем обращалось внимание Министра внутренних дел РФ на системные нарушения в практике следственных подразделений органов внутренних дел, проведение проверок вне рамок уголовных дел в интересах виновных лиц, упрощенчество в расследовании, фактическое укрывательство преступлений.

Весьма грустно, что ответы от 6 марта  и 23 апреля 2015 года на эти обращения являются формальными, не  по существу  доводов многочисленных обращений, которые фактически  не  рассмотрены. 

Так, в ответе от 6 марта указано, что обращения о ненадлежащей работе следственных подразделений МВД России по  Москве, Московской и Тульской областям  по уголовным делам и материалам доследственных проверок о ДТП рассмотрены; по результатам проведенной проверки обращено внимание руководителей данных следственных подразделений на недопущение нарушений требований УПК при рассмотрении сообщений о ДТП  (прим. авт.: Не указано, каких конкретно?).

Иная оценка многочисленных доводов заявителя, изложенная в обращениях, отсутствует.

3.О проблеме отсутствия своевременных ответов либо ответов вообще на заявленные  ходатайства, жалобы  и  заявления  граждан  и  официального  реагирования должностных лиц. 

Так, в апелляционном постановлении Тульского областного суда указано: «Начальник Следственного отдела ОВД Ленинского района  в  суде поясняла копии каких процессуальных документов, полученных в результате проводимой по факту ДТП проверки, были вручены заявителю, однако доказательств этому в суд представлено не было». В этой связи представитель Деминой утверждает, что имеющиеся в материале проверки многочисленные уведомления (например, л.д.175) действительности не соответствуют, Деминой  и ее представителю никогда не направлялись, а  подтверждения этому, кроме имеющихся в материале копий ответов, отсутствуют;  постановление (л.д. 145) о частичном удовлетворении заявленного ходатайства  от  8.10.2014 г. (л.д. 133-134)  и  постановление о частичном удовлетворении заявленного ходатайства от 22.01.2015 г.  (л.д.171-172)  стали известны Деминой и ее представителю лишь  13 апреля с.г., то есть   непосредственно  в день   рассмотрения  судом  жалобы в порядке ст.125 УПК.

4.О проблеме отсутствия разумных, обоснованных объяснений по поводу такого «расследования» со стороны должностных лиц.

Например, начальник СО ОВД Ленинского района Тульской области, поясняя районному суду по жалобе в порядке ст.125 УПК  причины назначения многочисленных экспертиз с постановкой на разрешение экспертов, как правило, по одному вопросу, утверждала (дословно), что  «АТЭ поводятся, так как сначала одно проводится, потом другое, и все  это  по требованиям экспертов».

С  этим  крайне  непрофессиональным доводом согласится  категорически нельзя потому, что:

 Во-первых, в материале отсутствуют рапорта экспертов, их ходатайства в порядке  исполнения требований   Федерального закона  от  31  мая 2001 г.  №73-ФЗ  «О государственной судебно-экспертной деятельности  в Российской Федерации»,  Инструкции по организации производства судебных экспертиз в экспертно-криминалистических подразделениях органов внутренних дел Российской Федерации (Приложение 1 к Приказу МВД России от 29 июня 2005 №511).  Пункт 24 Инструкции гласит: «В случаях недостаточности представленных эксперту материалов для решения поставленных вопросов… эксперт составляет ходатайство, которое в установленном порядке направляется лицу (органу), назначившему экспертизу. Производство экспертизы до получения необходимых и достаточных материалов (разрешения) приостанавливается, но не более чем на двадцать суток»; пункт 25 Инструкции предусматривает: «В случае получения отрицательного ответа или его отсутствия эксперт проводит экспертизу по имеющимся объектам или возвращает их с указанием причин невозможности проведения экспертизы или решения вопросов в полном объеме».

Во-вторых, этот довод должностного лица не выдерживает никакой критики и потому, что он находится в противоречии  с требованиями существующий правил и инструкций, опровергается  имеющейся следственной и экспертной практикой, разумными сроками   проведения  проверок и расследования уголовных дел и даже здравым смыслом.

5.Следующий довод заявителей заключается в вопиющей незаконной волоките в интересах виновных водителей  и  грубых нарушениях  законных прав и интересов потерпевших.

 В ходе проверки по материалу  о ДТП с гибелью водителя Демина  незаконно, вне рамок уголовного дела, с целью получения исходных данных для АТЭ, был проведен  так называемый «дополнительный осмотр места происшествия с участием другого водителя. Проведение этого «осмотра»  было перенесено на  весну 2015 года, в то время как дорожное происшествие произошло  27 апреля 2014 года.

По настоящее время  от должностных лиц, в том числе  и Следственного департамента МВД  РФ, нет ответов на вопросы: когда и почему этот осмотр (а фактически следственный эксперимент, оформленный как «дополнительный осмотр места происшествия») был проведен вне рамок уголовного дела? Кто и когда, на каком основании определял исходные данные; как, кем, при каких обстоятельствах были получены  эти исходные данные, которыми  были предопределены выводы САТЭ? 

В этой связи доводы  начальника СО  также не могут быть приняты во внимание и потому, что следователь, вновь отказав в свое время в возбуждении дела,  заявила о проведении  «следственного эксперимента», оформленного как дополнительный осмотр места происшествия с участием  другого водител,   вне  рамок уголовного дела,   лишь  весной 2015 года, поэтому и возникает очередной закономерный вопрос: что мешало начальнику СО отменить постановление следователя  до обращения Деминой   в   суд  с жалобой в порядке ст.125 УПК РФ, о чем справедливо написала Демина в очередной жалобе в суд в порядке ст.125 УПК?

Таким образом, отмены начальником следствия постановлений следователя  свидетельствует о волоките  в расследовании  и  его стремлении уйти от ответственности за действия и бездействие, мотивированно изложенные по существу  в  жалобе Деминой.

Таким образом, очередной факт отмены незаконного и необоснованного постановления следователя  начальником следственного отдела, заинтересованным лицом по жалобе, вовсе  не  является препятствием  для  рассмотрения  жалобы заявителя по существу; начальник следственного отдела, будучи заинтересованным лицом, не может дать  обоснованному правовую оценку следующим доводам заявителя Деминой Л.В., а именно: доводов  в части систематического бездействия  следствия  и  вынесении им систематических незаконных отказов в возбуждении уголовного дела; а  также  доводов в части признания  незаконными и необоснованными  постановлений о назначении АТЭ и заключении этих экспертиз  в связи с грубыми нарушениями процессуальных  прав, предусмотренных  статьей 198 УПК РФ; кроме того, по мнению заявителя,  начальник СО, отменяя последнее постановление следователя как незаконное и необоснованное, по существу признал жалобу Деминой Л.В., подтвердив ее обоснованность и незаконность действий   подчиненного  следователя.

На  все  эти  и  мотивированные  другие доводы  исчерпывающих ответов  по существу  обращений  до сих пор нет.

Так, Демина Л.В. обращалась с заявлением в адрес начальника СУ УМВД России по Тульской области Лопушанского И.Б., в котором  просила:

1.О проведении проверки законности  всех  принятых  процессуальных решений,  в  том  числе  «частичном  удовлетворении  заявленных ходатайств»  и  систематических отказах в возбуждении уголовного дела,  устранении нарушений прав и законных интересов потерпевших  и даче ответа по существу  всех доводов жалоб, заявлений, ходатайств и обращений.

2.О возбуждении уголовного дела по факту ДТП.

3.О проведении в рамках уголовного дела следственного эксперимента, назначении   повторной   САТЭ  с  экспертной  реконструкцией  рассматриваемого  ДТП.

4.О  проверке  всех доводов потерпевших, в том числе изложенных в представленном потерпевшими экспертном исследовании; о даче надлежащей технической  и правовой оценке дорожно-транспортной ситуации.

5.О принятии по делу законного  и обоснованного решения  - направлению его в суд для рассмотрения по существу, который и примет решение об обоснованности обвинения.

6.О возбуждении уголовного дела в отношении бывшего следователя Николаева М.И. за фальсификацию постановления об отказе в возбуждении уголовного дела  от 26 мая 2014 года.

7.О выяснении  вопроса - почему должностные лица полиции путаются в своих официальных ответах, когда потерпевшим разъясняют закон?

8.О выяснении причин и обстоятельств организации волокиты, в том числе и путем назначения изложенным образом  таких многочисленных экспертиз.

9.О выяснении обстоятельств назначения и проведения автотехнических экспертиз по данному материалу проверки на протяжении года, их соответствия требованиям  Федерального закона  от  31  мая 2001 г.  №73-ФЗ  «О государственной судебно-экспертной деятельности  в Российской Федерации»,  Инструкции по организации производства судебных экспертиз  в экспертно-криминалистических подразделениях органов внутренних дел Российской Федерации (приложение 1  к  приказу МВД России от 29 июня 2005 года  за  №511),  допущенные   при   производстве АТЭ по настоящему делу.

10.О выяснении причин предоставления экспертам исходных данных, установления момента возникновения опасности следствием, других вопросов, имеющих значение  для  экспертного вывода о наличии либо отсутствии технической возможности для водителя предотвратить происшествие – столкновение ТС.

11.О  выявлении виновных в нарушении закона должностных лиц  и привлечении  их  к  строгой дисциплинарной ответственности.

12.О приобщении к материалу проверки всех жалоб, заявлений, ходатайств и обращений и  всех ответов  на эти жалобы. Это необходимо для оценки расследования и объективного принятия решения в будущем.

Заявители: Букетова Александра Васильевна и Демина Людмила Васильевна (неоднократно) обращались к Министру внутренних дел,  Константиновская  Татьяна Викторовна  и  Куликова Наталия Юрьевна  - в адрес начальника  Главного следственного управления  УВМД России о Москве,  Староверова Любовь Николаевна, неоднократно, в адрес начальника ГСУ ГУ МВД России по Московской области.                                          

Согласно частям 1 и 3 статьи 125 УПК РФ судья проверяет законность и обоснованность постановлений следователя, руководителя следственного отдела об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела,  а  равно иные их решения и действия (бездействие), которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства, либо затруднить доступ граждан к правосудию.

Недобросовестное и крайне неквалифицированное следствие выносит необоснованные процессуальные решения - отказы в возбуждении уголовного дела по надуманным и не предусмотренным законом основаниям.

Такими же надуманными и не предусмотренные законом являются постановления руководителя следственного отдела, который, заведомо зная о незаконности и необоснованности постановлений следователя, систематически отменяет постановления этого следователя 

Именно этим осуществляются  «иные их решения и действия (бездействие), которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства, либо затруднить доступ граждан к правосудию».

Многочисленные обращения  Министру внутренних дел оставлены  по существу  без ответа и реагирования.

Заявитель просил провести обоснованную и объективную проверку по всем фактам и обстоятельствам, изложенным в обращении от 30 марта 2015 года о системных проблемах современной административной, следственной и экспертной практики в работе ОВД по делам о дорожных происшествиях, которое по настоящее время не рассмотрено.

Подобное бездействие  Министерства внутренних дел РФ и следственного департамента МВД РФ способствует  утрате у заявителей  веры в правосудие и справедливое применение закона.

С учетом изложенных обстоятельств и руководствуясь ст.125 УПК РФ, 

 П Р О Ш У     С У Д:

1.Дать  надлежащую, то есть  законную, обоснованную, мотивированную и исчерпывающую  правовую оценку  всем изложенным  в настоящей жалобе доводам заявителей и их представителя. 

2.Дать надлежащую оценку заведомой ошибочности и правовой несостоятельности  систематических незаконных и необоснованных процессуальных действий и решений следователей  органов внутренних дел и  руководителей следственных подразделений МВД России по Москве, Московской и Тульской областям  по уголовным делам и материалам  доследственных проверок о дорожно-транспортных происшествиях.

3.Признать незаконным и необоснованным  вышеизложенное в настоящей жалобе проявляемое бездействие  Министра внутренних дел Российской Федерации  и  Следственного  департамента МВД Российской Федерации (начальника отдела следственного департамента - руководителя следственного отдела, в соответствии с требованиями ст.125 УПК РФ).

Приложение: 

-ордер филиала №30 МОКА  АП МО,

-копия жалобы  для  заинтересованного лица по жалобе, 

представителя  МВД  РФ.

Приложение  к  жалобе:

документы защиты,

по тексту, на отдельных листах,  всего  на   «____» листах.

В защиту законных прав и интересов  граждан, 

представителей потерпевших 

по делам о дорожно-транспортных происшествиях 

Букетовой Александры Васильевны,

Деминой Людмилы Васильевны, 

Константиновской Татьяны Викторовны,

Староверовой Любови Николаевны,

Куликовой Наталии Юрьевны

заявитель по настоящей жалобе,

адвокат Ярошик О.Д.

30.06.2015 г.


Наши услуги:
Возмещение ущерба
Ведение гражданских дел по искам страховых компаний - что делать, если страховая не платит?
Помощь в возврате водительских прав - поможем вернуть права после лишения!
Уготовные дела по ДТП - защита обвиняемого по уголовным делам, связанными с дорожно-транспортными происшествиями

Статьи

О принципах современного судопроизводства и существующей судебной практике

Подробнее...

Издание книги ПРОБЛЕМЫ ЗАКОННОСТИ И СПРАВЕДЛИВОСТИ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ РОССИИ

Подробнее...

Установление виновности и доказывание обстоятельств дорожно-транспортного происшествия

Подробнее...

Определение момента возникновения опасности при доказывании обстоятельств дорожно-транспортного происшествия

Подробнее...

Решение окончательное и обжалованию не подлежит. Часть вторая.

Подробнее...

Новости

Когда вызывать ГИБДД в случае аварии?

Подробнее...
Яндекс.Метрика

Наш адрес: 129128, Москва,
Кадомцева пр. 15, оф. 4

Как нас найти

www.adv30.ru - Сайт Филиала №30

© 2015 “Филиал №30 МОКА АП МО”
© Ярошик О.Д.

+7 (499) 235-73-36
+7 (903) 723-04-81