Противоречия в правоприменении, которые существенно нарушают права и законные интересы граждан, подрывают веру в правосудие и справедливое применение закона

Филиал №30
Московской областной коллегии адвокатов Адвокатской палаты Московской области

Наш адрес: 129128, Москва, Кадомцева пр. 15, оф. 4

+7 (499) 235-73-36
+7 (903) 723-04-81

Обратившись к нам, Вы получите
исчерпывающую консультацию и помощь.

Противоречия в правоприменении, которые существенно нарушают права и законные интересы граждан, подрывают веру в правосудие и справедливое применение закона

АДВОКАТСКАЯ     ПАЛАТА     МОСКОВСКОЙ     ОБЛАСТИ

МОСКОВСКАЯ ОБЛАСТНАЯ КОЛЛЕГИЯ АДВОКАТОВ

ФИЛИАЛ № 30

 

129128,  Москва, Кадомцева пр-д, 15, оф.4 тел. 8 (499) 181-00-00

 119180,  а/я 35 ФПМ (для корреспонденции) мобильный  тел. 8 (903) 723-04-81

 

  20 июня   2015 г.         г.Москва

 

                                          МИНИСТРУ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

                                                                   

                                                                                                                 КОЛОКОЛЬЦЕВУ  В.В.

           

                                                                                                          ________________________

                                                                                                          119049, Москва, Житная, 16.

                                        О Б Р А Щ Е Н И Е  (повторное)                                    

В  следственной практике органов внутренних дел в течение длительного периода времени  существуют очень серьезные проблемы, связанные с  рассмотрением материалов и расследованием  уголовных дел о дорожно-транспортных происшествиях. Эти проблемы и особенности  рассмотрения материалов, проведения проверок и расследования уголовных дел о дорожных происшествиях свидетельствуют о непонятном и противоречивом правоприменении, они существенно нарушают права и законные интересы граждан, подрывают веру в правосудие и справедливое применение закона.

Эти же проблемы вызывают обоснованное  недовольство  и  жалобы  граждан  и  обращения в адрес Министра внутренних дел Российской Федерации.

Так, обращения Министру внутренних дел были направлены  28 октября 2014 года на 2-х листах,  22 января  2015 года на 1-м листе с приложениями,  16 марта 2015 года на 3-х листах с приложениями, 30 марта 2015 года на 8-ми листах, в  том числе  и  в интересах потерпевшего Демина (представитель Демина Л.В.), а также: обращение в интересах потерпевшей Стрюковой (представитель - Букетова А.В.) с приложениями от 25 января 2015 года,  обращение от 28 ноября 2913 года  и  3 обращения (в Следственный департамент МВД  РФ и ГСУ УМВД Москвы) в интересах потерпевшего Мишутина А.Н. (представитель – Константиновская Т.В.) в ноябре, декабре 2013 года и январе 2014 года, обращения в ГСУ ГУМВД по Московской области от 5 февраля 2014 года и в Следственный департамент МВД РФ от 25 ноября 2014 г. в интересах потерпевшего Староверова (представитель - Староверова Л. Н.),  обращение от 4 апреля 2014 года в интересах несовершеннолетнего Куликова (представитель Куликова Н.Ю.),   всего -  12  мотивированных обращений.

Так, в Обращении от 4.04.2014 года Куликова Н.Ю. обращала внимание о грубых нарушениях административного и уголовно-процессуального законов, существенных  нарушениях законных прав несовершеннолетнего потерпевшего, признании доказательств недопустимыми, необходимости  проведения следственного эксперимента  и  повторной автотехнической  экспертизы в соответствии  с требованиями закона,  необходимости  принятия  объективного, законного и обоснованного решения   

Обращалось внимание на системные нарушения в практике следственных подразделений органов внутренних дел, проведение проверок вне рамок уголовных дел в интересах виновных лиц, упрощенчество в расследовании, фактическое укрывательство преступлений.

Весьма грустно, что ответы от 6 марта  и 23 апреля 2015 года на эти обращения являются формальными, не  по существу  доводов многочисленных обращений, которые фактически  не  рассмотрены. 

Так, в ответе от 6 марта указано, что обращения о ненадлежащей работе следственных подразделений МВД России по  Москве, Московской и Тульской областям  по уголовным делам и материалам доследственных проверок о ДТП рассмотрены; по результатам проведенной проверки обращено внимание руководителей данных следственных подразделений на недопущение нарушений требований УПК при рассмотрении сообщений о ДТП  (прим. авт.: Каких конкретно?).

 Там же указано, что действующее уголовно-процессуальное законодательство не предусматривает право заинтересованных лиц на ознакомление с постановлением о назначении автотехнической экспертизы в рамках проверки сообщения о ДТП; вместе с тем, в соответствии с частью 2 статьи 24 Конституции и постановлением КС РФ от 18.02.2000 г. №3-П лица, чьи права и свободы затрагиваются решением об отказе в возбуждении уголовного дела, имеют право на ознакомление с материалами проверки, проведенной по сообщению о преступлении, на основании которых вынесено это решение.

Иная оценка многочисленных доводов заявителя, изложенная в обращениях, отсутствует.

О праве заинтересованных лиц на ознакомление с постановлением о назначении автотехниеской экспертизы в рамках проверки сообщения о ДТП и нарушении прав потерпевших, предусмотренных ст.198 и 206 УПК. 

Как следует из полученного в этой части ответа начальника СО Григорьевой Е.В. от 17.04.15 г. Демина не была признана потерпевшей, потому что не было возбуждено уголовное дело?                    

Когда следователи и их начальники вспомнят, что  граждане «лишаются возможности реализовать связанные с назначением экспертизы вытекающие из конституционных принципов состязательности права¸ закрепленные ст.198 УПК РФ» (определение Конституционного Суда от 22 апреля 2014 года)? Или это определение КС РФ имеет отношение лишь к возбужденному уголовному делу? Тогда почему в данном случае не возбуждается  это  пресловутое уголовное дело?

 Или как следует из ответа заместителя начальника СУ Недашковского Е.И.  за №17/Д-3  от 8.04.15 г.  «на личном приеме Вам было разъяснено, что Вы вправе письменно ходатайствовать об ознакомлении с постановлениями о назначении судебных экспертиз и иными документами, содержащимися в материалах проверки». Когда, в какое время? После обращения в суд с жалобой в порядке ст.125 УПК? 

Если же  «проверочные действия, в том числе осмотр места происшествия,  назначение судебных экспертиз имеют такое же доказательственное значение, что и полученные при проведении предварительного следствия», тогда почему же потерпевшие лишены возможности знакомиться с постановлениями о назначении САТЭ? Потому что опять нет уголовного дела, как следует из другого официального ответа? Тогда почему даже  дознаватели ГИБДД (инспектора по ИАЗ) своевременно  знакомят заинтересованных лиц  с постановлениями о назначении экспертиз в рамках Административного кодекса? И не делают из этого никакой тайны.

             При этом почему при «единообразном» действии одного и того же Уголовно-процессуального закона на территории РФ, в рамках доследственной проверки  по основаниям ст.ст.144-145 УПК, в одних случаях проводится экспертиза, а в других - исследование, и даже комплексное, являющееся  достаточно сложным (проверка в отношении водителя Соболева о наезде на пешехода Стрюкову (УМВД Южного округа Москвы),  уголовное дело  в отношении водителя Емельянцевой  (там же).

Почему одни следователи знакомят заинтересованных лиц с постановлением, другие - нет? Чем они руководствуются. Опять своим усмотрением?  

Из  официального ответа Е.И.Недашковского следует, что «данные, необходимые эксперту для разрешения поставленных вопросов, были получены в ходе осмотра места происшествия и дополнительного осмотра места происшествия, при этом проведены дополнительные замеры  с привлечением статического транспортного средства». Разве руководство СУ УМВД не знает, что все эти данные могут быть получены и представлены эксперту в качестве исходных  лишь в ходе следственного эксперимента в рамках возбужденного уголовного дела.

А потом начальник отдела Следственного департамента Крупко В.Л. пишет, что «нарушений требований уголовно-процессуального законодательства в ходе проведения доследственной проверки не установлено». 

Если же проведение таких осмотров с такими целями возможно, прошу разъяснить, на основании чего, какой нормы закона это стало возможным?

В ответе от 23 апреля 2015 года указано, что в Следственном департаменте МВД России рассмотрено обращение о проведении ненадлежащей, по мнению заявителя, доследственной проверке и необоснованном отказе в возбуждении уголовного дела по факту ДТП  с участием водителей Демина и Собенникова; сообщается, что  принятое  процессуальное решение основано на выводах САТЭ,  а  также  результатах осмотра места происшествия; нарушений требований уголовно-процессуального законодательства в ходе проведения доследственной проверки не установлено; оснований для возбуждения уголовного дела не имеется, а приятое процессуальное решение заявитель вправе обжаловать в судебном порядке.

Иначе как формальной отпиской этот ответ назвать нельзя. «Нарушений требований уголовно-процессуального законодательства в ходе проведения доследственной проверки не установлено»? Или их никто почему-то не искал? Некогда, дел много?  

Доводы заявителя исчерпывающим образом вновь изложены в  повторном заявлении в адрес прокурора Тульской области и начальника  СУ  УМВД  по Тульской области от  30 мая 2015 года  на  8-ми  листах с приложениями на 22-х листах.

Соответствуют ли требованиям закона так называемые «промежуточные»  постановления об отказе в возбуждении уголовного дела? По материалу  Демина  их  было  восемь! А каким образом и при каких обстоятельствах назначались многочисленные экспертизы? Тоже улучшаются отчетные показатели, на этот раз, экспертных подразделений  органов внутренних дел  (по количеству  поведенных экспертиз)

Исходные данные для САТЭ устанавливаются в ходе следственных экспериментов в рамках уголовных дел, или в результате так называемых «дополнительных осмотров мест происшествий»? Разве начальник отдела Следственного департамента МВД России В.Л.Крупко  об  этом  не знает? Осведомлен  ли он о наличии действующих Указаний  МВД  РФ, которые еще никто не отменял?

Тогда укажите, что эти указания отменены, если да, кем, когда, в связи с чем? Резким и значительным ростом дорожно-транспортных происшествий в последние годы, в связи с чем и осуществляется  все  это упрощенчество и снижение качества и уровня  следственной деятельности.

Нельзя также согласиться и с доводом о том,  что «принятое  процессуальное решение основано на выводах САТЭ». Либо начальник отдела Следственного департамента МВД РФ не разобрался в деле, либо ему была предоставлена заинтересованными должностными лицами заведомо ложная  информация, потому что эти экспертизы проведены непонятно как. Именно поэтому такие экспертизы не могут быть положены в основу принятого процессуального решения.

В заключении №А97 от 16.03.15 г. указано, что эксперту предоставлено «постановление о назначении САТЭ  с  изложением в нем обстоятельств ДТП и указанием исходных данных  для расчета», «исходные данные  в пунктах 1-11 изложены в представленном постановлении о назначении САТЭ от 01.02.15 г.»; указано, что «опасность для водителя «Мерседеса» возникла в момент пересечения автомобилем «Дэу» линии «1.8» дорожной разметки» (п.8); «путь «Дэу» с момента пересечения линии «1.8» дорожной разметки (с момента возникновения опасности для водителя «Мерседеса» до момента столкновения ТС оставил 3,9 метра)», а «скорости  автомобилей составили: «Мерседеса» - 136 км\час, «Дэу» - 21 км\час». 

Кто, с какой целью предоставил эксперту исходные данные в изложенной редакции, чем он при этом руководствовался? Опять своим «субъективным усмотрением»?

Разве непонятно, что именно эти исходные данные, полученные к тому же незаконным путем (в ходе дополнительного  ОМП, а не в результате следственного эксперимента), повлияли на выводы  САТЭ  и  явились  для  выводов эксперта  определяющими?

Однако заявитель обоснованно не исключает и возможную заинтересованность эксперта, либо как минимум его слабую профессиональную подготовку.

Доводы в этой части  также подробно и мотивированно изложены в  повторном заявлении в адрес прокурора Тульской области и начальника  СУ  УМВД  по Тульской области от  30 мая 2015 года на 8-ми листах с приложениями на 22-х листах.

Это заявление, как и многие другие, и ответы на них,  прилагается  к настоящему Обращению.

В официальном ответе от 17 апреля 2015 года начальник СО Григорьева Е.В. разъяснила, что «анализ данного акта (заключение эксперта защиты) выявляет неправильное определение экспертом момента возникновения опасности для водителя Собенникова, так как опасность для движения согласно Правилам дорожного движения РФ «ситуация, возникшая в процессе дорожного движения, при которой продолжение движения в том же направлении и с той же скоростью создает угрозу возникновения  ДТП, следовательно, моментом возникновения опасности для водителя Собенникова является пересечение автомобилем «Дэу Нексия» линии горизонтальной разметки 1.8 и выезд на полосу движения в сторону Москвы, а не выезд на проезжую часть» и  «кроме того, определение момента возникновения опасности является прерогативой органов предварительного следствия, а не эксперта-автотехника». 

Разве начальник следствия Григорьева, подчиненные которой дают даже неправильную правовую оценку действиям водителей в описательной части постановления, обладает специальными познаниями в области судебной автотехники? Почему не подвергается никакой экспертной  проверке и оценке заключение эксперта защиты в качестве специалиста, представленное потерпевшими? Как будто его совсем нет. 

Поэтому и возникает вопрос, а что лежит в основе определения этого момента возникновения опасности следствием? Интересы водителя «Мерседеса»?

Голословно отвергнув заключение Деминых, начальник следствия Григорьева предоставила эксперту «постановление о назначении САТЭ  с  изложением в нем обстоятельств ДТП и указанием исходных данных  для расчета», после чего эксперт УМВД пишет: «Исходные данные  в пунктах 1-11 изложены в представленном постановлении о назначении САТЭ от 01.02.15 г.».

А потом начальник отдела Следственного департамента Крупко В.Л. пишет, что «принятое  процессуальное решение основано на выводах САТЭ».

Разве можно  с этим мотивированно согласиться? 

Таким образом, следствием дана неверная и ошибочная оценка ДТС с технической точки зрения. Доводы потерпевших в этой части также не проверены, полностью игнорированы, реконструкция  ДТП  не проведена, повторная экспертиза не назначена.

Дана неправильная правовая (юридическая) оценка и действиям водителей. Однако и эти вопросы Следственным департаментом Министерства внутренних дел России оставлены без внимания и какой-либо оценки. Разве можно назвать такой ведомственный контроль  объективным  и справедливым?  «Служа закону, служим народу»?

В тексте решения имеются многочисленные противоречия, например: в постановлении от 29 апреля 2015 года указано, что водитель Собенников «по инерции выкрутил рулевое колесо влево и применил экстренное торможение», там же приведено заключение САТЭ от 16.03.2015 г., согласно которому  Собенников «стал применять торможение при условии прямолинейного движения и совпадения времени реакции водителя…», описательная часть постановления не соответствует изложенным доказательствам  и фактическим обстоятельствам  дела, и т.д.

Имеются противоречия даже в официальных ответах должностных лиц УМВД области, что вызывает недоумение. Как это объяснить с точки зрения  закона, здравого смысла, интересов потерпевших?

При таких обстоятельствах тем более нельзя согласиться с постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела от 19 апреля 2015 года.

Именно поэтому нельзя также утверждать, что проведенная  Министерством внутренних дел России эта половинчатая «проверка» является обоснованной, законной, достоверной и справедливой.

Вызывает также острое неприятие  и результаты рассмотрения обращения в адрес Министра внутренних дел по факту ДТП о наезде на пешехода Стрюкову.

Согласно ответа заместителя начальника СУ УВД по ЮАО ГУ МВД России по Москве - начальника следственной части Ромашкина А.В. «по материалу проверки назначено комплексное судебно-медицинское и автотехническое исследование; при поступлении заключения об исследовании будет принято решение в соответствии с действующим законодательством; о принятом решении Вам будет сообщено дополнительно».

В этой связи прошу Вас, господин Министр,  лично ознакомиться с заявлением в адрес прокурора Москвы гражданки  Букетовой А.В. от 25 мая с.г. на 5-ти листах; внимательно прочитать и сравнить два документа – официальный ответ должностного лица начальника следственной части  и заявление  Букетовой - представителя погибшей матери двоих детей. 

Длительное время в следственной практике органов внутренних дел существует неправильная и вредная система, когда уголовное дело  о ДТП возбуждается лишь  «при достаточных для этого основаниях», а в результате  -  по субъективному усмотрению должностных лиц.

Что происходит  в  следствии  органов внутренних дел по делам о дорожных происшествиях? Какому правосудию такое следствие служит? Чьи интересы такое следствие обеспечивает?

О какой защите законных прав и интересов, доступе к правосудию простых граждан, прежде всего потерпевших от преступления, может идти при этом речь?

Кто из должностных лиц конкретно, по  каким  признакам, «поводам и основаниям» - «достаточных данных, указывающих на признаки преступления, и прежде всего на наличие объективной стороны преступления: деяния, последствий и прямой причинной связи между деянием и последствиями» (так в ответе заместителя начальника СУ УМВД Тульской области Е.И. Недашковского)   принимает  решение  «о наличии или отсутствии признаков преступления», т. е.  оснований  для  возбуждения уголовного дела?

«Принято решение в соответствии с действующим законодательством»? «О принятом решении Вам будет сообщено дополнительно»? Поясняю, что о принятом решении  в отношении Стрюковой  (УМВД Южного округа Москвы) стало известно абсолютно случайно и гораздо позже той даты, когда решение было принято. 

Это тоже стало системой в деятельности органов внутренних дел. Почта плохо работает? Или адвокат «лукавит», как заявила в судебном заседании  по жалобе в порядке ст.125 УПК начальник  СО  Ленинского района Тульской области.

 В ходе доследственной проверки по факту ДТП,  в котором  серьезно пострадал  водитель Староверов (Домодедово Московской области)  вновь вне рамок уголовного дела, в  ходе «дополнительного осмотра» с участием виновного водителя был «смещен, передвинут»  маневр  его  грузовика, тем самым увеличен радиус его разворота, таким незаконным образом получены недостоверные данные, которые затем в качестве исходных были предоставлены эксперту, выводы которого были тем самым предопределены. Вот только этот совершенный не там маневр  опровергался объективными  данными осмотра места происшествия. Ситуация  лежит  на поверхности.

Это тоже  «принято решение в соответствии с действующим законодательством»? Почему  работники Министерства самоустраняются от ответов на прямо поставленные вопросы о нарушениях Закона?

10 июня 2015 года  Староверовой  Л.И. получено очередное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, с которым она не может согласиться по следующим основаниям:

В основу принятого решения положено заключение  АТЭ №10/23 от 29 мая 2015 года, назначенной следствием 12 февраля 2015 года.

Отвечая на вопрос №1, эксперт утверждает, что «объем информации недостаточен для определения экспертным путем координат места столкновения ТС». При этом эксперт, располагая протоколом ОМП, то есть объективными данными, почему-то не пишет, что место столкновения находится вне выезда с АЗС, что имеет определяющее значение для создания аварийной обстановки на  дороге.

Также он не пишет (не дает никакой экспертной оценки), что это место противоречит тому, что утверждал водитель «Вольво» во время  «дополнительного осмотра» с целью увеличения радиуса разворота своего автомобиля. 

А  так ли необходимы  «координаты» места происшествия, если из протокола осмотра все понятно, где  именно совершал свой маневр  водитель «Вольво»? 

Утверждая  в ответе на вопрос №2 о том, что  технические условия организации дорожного движения, при условии  сокрытии линии дорожной разметки снегом,  позволяли  осуществить маневр разворота в данном месте, эксперт противоречит сам себе, потому что это место он не установил (см. вопрос №1). 

По моему мнению, этот вопрос требует правовой оценки, и вовсе не экспертной, потому что водитель «Вольво», как следует из его объяснений,  хорошо знает этот участок дороги.

Ответ на вопрос №4 свидетельствует именно том, что техническая причина ДТП была вызвана действиями водителя «Вольво» («он не мог выполнить разворот за один маневр без выезда за пределы проезжей части шириной 11,7 м, так как для полного разворота ему необходима проезжая часть шириной минимум 14,3 м»), поэтому  весьма странным является   «размытый»  и непоследовательный вывод  эксперта К.И.Шестерина  при ответе на вопрос №6 о том, что  «поскольку экспертным путем не представляется возможным в полном объеме определить какими пунктами Правил движения в данной дорожной обстановке должны были руководствоваться участники дорожного движения, то и ответить на вопрос, имеются ли в действиях водителей с технической точки зрения несоответствия требованиям ПДД экспертным путем не представляется возможным».

Именно поэтому выводы очередной проведенной АТЭ являются более чем сомнительными. А это значит, что процессуальное решение не может быть основано на таких  «дополнительном осмотре»  и  экспертизе.

Таким образом, более 2-х лет проводится так называемая доследственная проверка по ситуации, которая видна, а поэтому очевидна и  понятна.

Староверова вновь просит провести ведомственную проверку   и  по изложенным ею основаниям отменить постановление  об отказе в возбуждении уголовного дела по факту ДТП с участием  водителей Староверова   и  Давыдова, возбудить уголовное дело в отношении водителя Давыдова  и  провести расследование в соответствии с требованиями УПК РФ. Обращение к начальнику ГСУ при ГУ МВД  РФ  по Московской области еще от 5 февраля 2014 года  на 12-ти листах текста  осталось без ответа и разрешения. К обращению Староверова Л.И. прилагает заявление начальнику Следственного департамента  МВД РФ от 25.11.2014 г.

Вызывает вопросы и  даже  недоумение  противоречия в юридической оценке ДТС. 

Так, в Московской области водитель Староверов виновен в том, что изменил направление своего движения и совершил столкновение ТС  на встречной для него полосе (или «в районе середины проезжей части», как пишет эксперт  Шестерин),  а  в  Ленинском районе Тульской  области водитель Собенников почему-то вовсе не виноват в том, что изменил  траекторию своего первоначального движения и совершил столкновение на встречной для  него полосе   движения (при этом выводы заключения эксперта защиты потерпевших голословно отвергаются, экспертным путем не проверены, техническая возможность для Собенникова определяется сомнительными исходными данными, полученными  опять вне рамок уголовного дела в ходе «дополнительного осмотра места происшествия с участием другого водителя»).           

Как назвать такое следствие? Избирательным? Почему?

Совсем недавно представитель несовершеннолетнего пострадавшего Куликова Н.Ю. (УВД ВАО Москвы) обращалась  с заявлением   об устранении вопиющей волокиты с принятием процессуального решении и необходимости соблюдения  сроков  рассмотрения материалов о ДТП, недопустимости совершения действий в интересах виновного лица и получения доказательств в нарушение требований уголовно-процессуального закона, необходимости соблюдения законных прав и интересов несовершеннолетнего  потерпевшего, возбуждении уголовного дела  и назначении повторной автотехнической экспертизы.

Представитель потерпевшего Куликова Н.Ю. написала, что существует защита другого водителя от обвинения, но  эта  защита  должна быть опровергнута  через  честное следствие, а не подтверждена такими столь некрасивыми способами  и незаконными методами. Она привела слова Президента РФ, который поздравил сотрудников МВД с их профессиональным праздником: «Задачи, которые ставит перед вами общество….прежде всего это защита прав и законных интересов  граждан, борьба с преступностью, обеспечение общественной безопасности…. Реализуя свои полномочии, вы должны действовать строго в рамках закона и в любых обстоятельствах уважать личность человека, его честь и достоинство… Граждане России верят в профессионализм, смелость, принципиальность сотрудников МВД, рассчитывают, что на вверенных вам участках вы будете работать на совесть»  (См.: В.В.Путин, «Никто не должен быть выше закона и никто не вправе его игнорировать», «КП», 10.11.2013 г.).

Почему происходит совсем по другому?

В связи с изложенными обстоятельствами,  в соответствии с Федеральным законом №59-ФЗ от 2 мая 2006 года «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации», руководствуясь  ст.6  Федерального Закона   от 31 мая 2002 года  «Об адвокатской деятельности и адвокатуре», -

П Р О Ш У:

1.Провести обоснованную и объективную проверку по всем фактам, изложенным в настоящем обращении.

 2.Провести обоснованную и объективную проверку по всем фактам и обстоятельствам, изложенным в  обращении от 30 марта 2015 года о системных проблемах современной административной, следственной и экспертной практики в работе ОВД по делам о дорожных происшествиях, которое по настоящее время не рассмотрено.

3.Дать указание о тщательном и объективном изучении всех доводов  жалоб, ходатайств и заявлений, которые прилагаются к настоящему обращению.

Приложение в копиях:

1.Обращения Министру внутренних дел от 28 октября 2014 года на 2-х листах,  22 января  2015 года на 1-м листе,  16 марта 2015 года на 3-х листах, 30 марта 2015 года на 8-ми листах, обращение в интересах потерпевшей Стрюковой от 25 января 2015 года, всего -  5  обращений;

2.Ответы начальника отдела Следственного департамента от 06.03.2015 г. и 23.04.2015 г. на 2-х листах;

3.Ответ  от 10.03.2015 года по материалу о ДТП с  участием пешехода Стрюковой;

4.Заявление в адрес прокурора Москвы гражданки  Букетовой А.В. от 25 мая с.г. на 5-ти листах;

Приложение в копиях, 

материалы по ДТП с участием водителя Демина:

1.Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от 19 апреля 2015 года;

2.Заявление прокурору Тульской области и начальнику СУ УМВД  по Тульской области потерпевшей Деминой  на  8-ми листах;

3.Заявление повторное  начальнику СУ УМВД по Тульской области от 31 марта 2015 года на  7-ми листах;

4.Заявление повторное, в дополнение к заявлению от 31.03.15 г. начальнику СУ УМВД по Тульской области, в копии  - Министру внутренних дел  (в дополнение  к Обращению от 16 марта 2015 года).

5.Официальные ответы должностных лиц УМВД по Тульской области:

    1.Ответ от 1.03.2015 г. врио заместителя начальника СУ Мусаева Р.Г.;

    2.Ответ от 8.04.2015 г. заместителя начальника СУ Недашковского Е.И.;

    3.Ответ от 17.04.2015 г. начальника СО Ленинского района Григорьевой Е.В.;    

    4.Ответ от 20.04.2015 г. заместителя начальника СУ Недашковского Е.И.;

    5.Ответ от 20.04.2015 г. заместителя начальника СУ Недашковского Е.И.;

    6.Ответ от 15.05.2015 г. заместителя начальника СУ Недашковского Е.И.;

6.Апелляционная жалоба в Судебную коллегию по уголовным делам Тульского областного суда на  6-ти листах;

7.Акт экспертного исследования  №101411 от 30 сентября 2014 года на  10-ти листах.

Приложение в копиях, 

материалы по ДТП с участием водителя Староверова:

1.Обращение к начальнику ГСУ при ГУ МВД  РФ  по Московской области от 5 февраля 2014 года  на 12-ти листах; 

2.Заявление начальнику Следственного департамента  МВД РФ от 25.11.2014 г. на 1-м листе.

3.Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

С уважением, адвокат  

Ярошик О.Д.

 


Наши услуги:
Возмещение ущерба
Ведение гражданских дел по искам страховых компаний - что делать, если страховая не платит?
Помощь в возврате водительских прав - поможем вернуть права после лишения!
Уготовные дела по ДТП - защита обвиняемого по уголовным делам, связанными с дорожно-транспортными происшествиями

Статьи

О принципах современного судопроизводства и существующей судебной практике

Подробнее...

Издание книги ПРОБЛЕМЫ ЗАКОННОСТИ И СПРАВЕДЛИВОСТИ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ РОССИИ

Подробнее...

Установление виновности и доказывание обстоятельств дорожно-транспортного происшествия

Подробнее...

Определение момента возникновения опасности при доказывании обстоятельств дорожно-транспортного происшествия

Подробнее...

Решение окончательное и обжалованию не подлежит. Часть вторая.

Подробнее...

Новости

Когда вызывать ГИБДД в случае аварии?

Подробнее...
Яндекс.Метрика

Наш адрес: 129128, Москва,
Кадомцева пр. 15, оф. 4

Как нас найти

www.adv30.ru - Сайт Филиала №30

© 2015 “Филиал №30 МОКА АП МО”
© Ярошик О.Д.

+7 (499) 235-73-36
+7 (903) 723-04-81